День памяти святого Феодосия Тотемского

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня мы творим память святого, близкого и дорогого нашему храму, которому мы молимся каждый день, имя которого произносится на каждом отпусте.

Этот святой с первого взгляда ничем не отличается от целого ряда других русских святых, многие из которых удалялись в пустыни, многие, как и он, были строителями монастырей.

Но этот угодник Божий, Феодосий Тотемский, может быть, особенно близок нам оттого, что выявил одно свойство, которое и воспевается в тропаре: "славу суетную яко прах вменив".

О какой славе говорится здесь?

"Есть слава," - говорит Иоанн Лествичник, - "от Господа, ибо сказано в Писании: прославляющая Мя прославлю (1 Цар. 2, 30); и есть слава, происходящая от диавольского коварства, ибо сказано: горе егда добре рекут вам ecu человецы (Лк. 6, 26). Явно познаешь первую, когда будешь взирать на славу как на вредное для тебя, когда всячески будешь от неё отвращаться, и куда бы ни пошёл, везде будешь скрывать своё жительство. Вторую же можешь узнать тогда, когда и малое что-либо делаешь для того, чтобы видели тебя люди".

Вот эту вторую славу Феодосий Тотемский "яко прах вменив", ибо он искал славы иной, славы вечной, к которой все должны стремиться, и которая ожидает человека не только на небе, но и приходит к нему уже на земле.

Мы же все стремимся к славе человеческой, которую Иоанн Лествичник называет тщетной, именует тщеславием.

Мы почти ничего доброго не делаем, но если случится, что и сделаем что-нибудь совсем маленькое и ничтожное, то стараемся, чтобы люди видели нас, говорили о нас и чтобы это маленькое понемногу доставило нам славу, ибо мы любим предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах и чтобы звали нас учителю, учителю (Мф.23, 6-7).

Если у нас есть что-нибудь хорошее, то мы должны хранить его внутри себя, ибо это Господь нам дает. Когда будешь всячески отворачиваться и бежать от славы человеческой, скрывать свое истинное лицо, вот тогда ты узнаешь истинную славу. Если же мы делаем всё для других, ища славы человеческой, то мы ничего не получим.

Феодосий Тотемский всю свою жизнь бегал от человеческой славы. Он в юности ещё хотел уйти в монастырь, но покорясь воле родительской, в душе инок, вступил в брак. Он жил в миру строгим аскетом и молитвенником, постоянно бывая в церкви, пока не умерли его жена и родители. Тогда, отдав свою маленькую дочь Марину на воспитание родным, он, наконец, исполнил свое давнишнее желание и поступил в монастырь. Тут он продолжал свои подвиги, но о них никто не знал до его смерти. Никто не знал о его веригах и власянице, всегда видя его бодрым и радостным.

Он любил читать святых отцов и особенно Ефрема Сирина. До конца своей жизни он отказывался от священнического сана, ибо боялся суетной мирской славы и бежал от неё.

Мы любим, чтобы нас хвалили и отличали, а святые отцы говорят о том, что надо быть мертвым к похвалам человеческим. Мы желаем земной славы и теряем славу небесную. А по мере того, как мы уходили бы от этой славы суетной, мы входили бы в славу Божию. Всякая слава человеческая сопротивляется смиренномудрию.

"Если мы усердно хотим угождать Царю Небесному, то, без сомнения, и славы небесной вкусим; а вкусивший её будет презирать всякую земную славу; и я удивился бы, если бы кто, не вкусивший первой, мог совершенно презреть последнюю".

Для нас, для кого это не пустые слова, нужно, чтобы в этот день встала перед нами вся наша внутренняя грязь, и пусть для каждого будет великой радостью, если кто будет плохо о нас говорить.

И если то совсем маленькое доброе, что мы делаем, мы будем делать втайне от людских взоров, тогда мы пойдём по тому пути, по которому шел преподобный Феодосий Тотемский. Аминь.

 

Особо почитаемые святые, новомученики и исповедники

Духовенство храма

Поиск материалов


ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ